Глава 3. АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ 5 страница

Третья форма государства — демократия — правление народа, большинства Платон — противник афинской демократии, и в этом он оппонирует Эмпедоклу, Еврипиду, Демокриту, Геродоту и другим приверженцам демократических убеждений. «Демократия осуществляется тогда, когда бедняки, одержав победу, некоторых из своих противников уничтожат, иных изгонят, а остальных уравняют в гражданских правах и в замещении государственных должностей, что при демократическом строе происходит большей частью по жребию».

Платон видит в демократии только темные стороны. Граждане демократического государства «густой толпой заседают в народных собраниях, либо в судах, или в театрах, в военных лагерях, наконец, на каких-нибудь общих сходках и с превеликим шумом частью отвергают, частью одобряют чьи-либо выступления или действия, переходя меру и в том и в другом». Сторонники демократического строя одобряют в юношах «наглость, разнузданность, распутство и бесстыдство, увенчивая их венками и прославляя в смягченных выражениях: наглость они будут называть просвещенностью, разнуздан-ность — свободою, распутство — великолепием, бесстыдство — мужеством». В демократическом обществе высшим благом считается свобода. Но это приводит к тому, что «граждан, послушных вла­стям, там смешивают с грязью», не почитают родителей, «учитель боится учеников и заискивает перед ними, ученики ни во что не ставят своих учителей и наставников». Люди перестают считаться с закона-ми. И это приводит к переходу к четвертой форме государства — тирании.

«Чрезмерная свобода, по-видимому, и для отдельного человека, и для государства оборачивается не чем иным, как чрезвычайным рабством». Тирания — власть одного над всеми. Тиран вырастает из демократии, как ставленник народа. «Он тот, кто подымает восстание против обладающих собствен-ностью». «В первое время он приветливо улыбается всем, кто бы ему ни встретился, а о себе утвержд-ает, что он вовсе не тиран; он дает много обещаний частным лицам и обществу; он освобождает людей от долгов и раздает землю народу и своей свите». Тиран дает народу почувствовать потребность в вожде. Затем он начинает уничтожать своих противников и инакомыслящих, «пока не останется у него ни друзей, ни врагов, от которых можно было бы ожидать какой-нибудь пользы».

Всем этим дурным формам политического устройства Платон противопоставляет проект наилуч-шего государства. Основной принцип идеального государства - справедливость. Государство должно охранять и защищать людей от врагов, осуществлять достаточное снабжение всех членов общества необходимыми для них материальными благами, руководить их духовной деятельностью и творчест­вом.

Платон проводит следующую аналогию: подобно тому как в душе есть три части, в государстве должно быть три класса граждан. Разумной части души, добродетель которой в мудрости, должно соответствовать сословие правителей; яростной, волевой части, добродетель которой в мужестве, — сословие воинов («стражей»); низменной, вожделеющей части души — сословие землевладельцев, ремесленников и торговцев. В государстве каждый должен «заниматься своим делом и не вмешиваться в другие — это есть справедливость». Подобно тому, как в душе должны гармонично сочетаться три начала: разумное, волевое и вожделеющее, в государстве совершенного типа три класса его граждан должны составлять гармоническое целое под руководством наиболее разумного класса. В низшем классе должна преобладать умеренность, в среднем — мужество, в высшем — мудрость.

Низший класс включает прежде всего работников, производящих средства пропитания, а также строителей, изготовителей одежды и работников, производящих для всех орудия труда. Чтобы иметь продукты, которых нет в данном государстве, нужно производить излишки своих продуктов для внешней торговли. Для обмена продуктами внутри и вне государства необходим рынок и деньги, а следовательно, и торговцы, посредники, скупщики и т. п. Наконец, нужны определенные работники, продающие свои услуги за плату. Заметим, что о рабах не говорится, хотя они и подразумеваются как условие для деятельности свободных граждан. Низший класс не нуждается в особенном образовании, так как ремеслам научаются на практике. Задача низшего класса — умножать богатство, заботиться о материальных нуждах общества.

Значительно больше внимания в своей концепции Платон уделяет классу воинов («стражей»). Это объясняется тем, что существует постоянная угроза государству. «То, что большинство людей называют миром, есть только имя, на деле же от природы существует непримиримая война между всеми государствами». А в таком случае в государстве должно быть сильное военное сословие.

Платон предлагает ряд мероприятий, касающихся образования, экономики, религии применитель-но к сословию воинов. Предлагаемый цикл обучения состоит из двух частей: «музыки» и «гимнастики». «Обучение надо давать, так сказать, двоякое: тело следует обучать гимнастическому искусству, а душу — для развития ее добродетели — мусическому. То, что относится к гимнастичес-кому искусству, в свою очередь, подразделяется на два вида: во-первых, это пляска, во-вторых, — борьба». Большое внимание уделяется физической подготовке. Тренировка тела должна развивать силу и выносливость. Платон дает ряд советов относительно питания; в частности, он не рекомендует давать молодежи острую пищу. Люди, воспитанные в духе концепции Платона, не будут нуждаться во врачах.

«Музыка» в понимании Платона — это все то, что входит в область влияния муз, то, что обычно называется культурой. Воспитание должно развивать такие качества, как серьезность, следование внешним приличиям и мужество. На начальном этапе молодежь нужно обучать грамоте, игре на кифаре, счету. Платон говорит, что должна существовать строгая цензура над литературой, которую могла бы читать молодежь, и над музыкой, которую ей позволялось бы слушать. Чтение произведений Гомера и Гесиода, например, недопустимо, так как они изображают богов, которые время от времени плохо себя ведут, что непедагогично; молодежь следует учить, что зло никогда не исходит от богов, бог — творец лишь хорошего. Нельзя читать рассказы, в которых дурные люди счастливы, а хорошие — несчастливы; моральное влияние таких рассказов могло бы оказаться гибельным для восприимчивых умов. Нужно запретить музыку, которая выражает печаль. «Поэт не должен творить ничего вопреки обычаям государства, вопреки справедливости, красоте и благу».

Платон также считает, что нет ничего более гибельного для государства, чем предоставле-ние молодым людям свободы переходить от одной формы к другой (и в манере одеваться, и в жестах, и в танцах, и в гимнастических упражнениях, и в песнях), колебаться в своих мнениях то в одну, то в другую сторону, стремиться ко всяким новшествам и почитать их изобретателей. При этом происходит порча нравов и все древние установления начинают презираться и забываться, что недопустимо.

Воины не имеют частной собственности. Нужно «устроить их жизнь и жилища примерно вот таким образом: прежде всего никто не должен обладать никакой частной собственностью, если в этом нет крайней необходимости. Затем, ни у кого не должно быть такого жилища или кладовой, куда не имел бы доступа всякий желающий. Припасы, необходимые для рассудительных и мужественных знатоков военного дела, они должны получать от остальных граждан в уплату за то, что их охраняют. Количества припасов должно хватать стражам на год, но без излишка». Если бы у стражей появились собственные земля, дома, деньги, то они неизбежно из защитников граждан превратились бы в их врагов и государство неизбежно устремилось бы к гибели.

Стражи живут в небольших домах, как в лагере (расположенном так, чтобы было легко отражать нападение неприятелей и возвращать к повиновению протестующих против установленного порядка). Питаются они в общих столовых. Распорядок жизни воинов призван оградить их от губительного влияния собственности и денег.

Воинами могут быть и женщины. Для защитника принадлежность к мужскому или женскому полу так же не имеет значения, как и то, какой сапожник — плешивый или кудрявый — шьет сапоги. Лучшие жены для мужей-стражей — женщины-стражи.

Все принадлежащее стражам должно быть общим, включая женщин и детей. Семьи у воинов нет. Как только женщины рожают детей, младенцев отбирают у матерей и передают на усмотрение правите-лей, которые лучших из новорожденных направляют к кормилицам, а худших обрекают на гибель в скрытом месте. Впоследствии матери допускаются к кормлению младенцев, но они не знают, какие дети рождены ими, а какие — другими женщинами. Все стражи-мужчины считаются отцами всех детей, а все женщины — общими женами всех стражей.

В концепции Платона общность жен и детей играет важную роль. Осуществление ее означает достижение высшей формы единства в государстве. Общность жен и детей в классе охранителей государства завершает общность имущества и поэтому является основой блага для государства.

Отсутствие раздоров внутри класса воинов сделает невозможным раздоры и внутри класса работников и восстание их против обоих высших классов. Платон говорит, что воины (стражи) должны помогать правителям, как собаки помогают пастухам, пасти «стадо» тружеников. Но воины не должны при этом превращаться в волков, нападающих на овец.

Идеальным государством Платона руководят немногие. Правителями могут стать лица, способ-ные хорошо управлять государством и прошедшие предварительную подготовку. Воспитание правите-лей предполагает освоение философии в сочетании с практическими занятиями. Для того чтобы стать правителем, нужно пройти «длинную дорогу», что может продолжаться до 50 лет. После определенного воспитания правителями могут стать и воины. Платон пишет: «Пока в государствах не будут царство-вать философы, либо так называемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать, и это не сольется воедино — государственная власть и философия, и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди, — а их много, — которые ныне стремятся порознь либо к власти, либо к философии, до тех пор... государствам не избавиться от зол».

Платон говорит, что «есть два вида государственного устройства: один — где над всем стоят правители, другой — где и правителям предписаны законы». Платон высоко оценивает законодательство, установленное мудрыми правителями. Но в то же время, если при хороших законах в государстве будут непригодные правители, это принесет государству величайший ущерб. И Платон снова и снова повторяет, что правители должны быть добродетельными и мудрыми.

Отметим еще один интересный мотив в концепции государства. Платон говорит, что ложь должна быть исключительным правом правителей, так же как право давать лекарство является исключительным правом врача. В связи с этим людям нужно внушить следующий миф. «Хотя все члены государства братья..., но бог, вылепивший вас, в тех из вас, кто способен править, примешал при рождении золота, и поэтому они наиболее ценны, в помощников их — серебра, железа же и меди —в земледельцев и разных ремесленников». Если у правителей появятся дети с примесью меди или железа, их следует включить в класс ремесленников и земледельцев; если у последних будут дети с примесью золота или серебра, их нужно переводить в сословие правителей или стражей. Первое поколение людей в это не поверит, но этот миф можно внушить их сыновьям и позднейшим потомкам.

Платон — противник материализма и атеизма. Он призывает к наказанию атеистов вплоть до смертной казни. Религия утверждается как основа морали и опора государства.

В 388 г. до н. э. Платон основал Академию (В «Древнюю Академию» входили ученики Платона: Спевсипп, Ксенократ, Полемон, Крантор). При этом Платон стремился сформировать на основе знаний людей нового типа, способных обновить государство. В основе программы Академии было убеждение, что знания облагораживают людей, а через них — общество и государство. Платон сам читал лекции, среди его слушателей были астрономы, математики, медики. После смерти Платона, начиная со Спевсиппа (внука Платона), возглавлявшего Академию в 347-338 гг. до н. э., началось снижение теоре-тического уровня преподавания в Академии. При Ксенократе (управлял Академией в 339-314 гг. до н. э.) произошла схематизация философии: было выделено три блока — «физика», «этика» и «диалекти-ка». Эта схема сохранилась до конца существования Академии.

Аристотель

Аристотель (384-322 гг. до н. э.) родился в городе Стагире, на побережье Эгейского моря. Отец его Никомах был врачом и служил у македонского царя Аминты III. Детство Аристотеля прошло при дворе, где он обшался со своими сверстником, будущим царем Филиппом II. В возрасте пятнадцати лет Аристотель лишился родителей. Опекун разрешил ему для получения образования отправиться в Афины, где в 367 г. Аристотель поступил в Академию Платона. В Академии Аристотель пробыл 20 лет, сначала в качестве ученика, затем — учителя. После смерти Платона Аристотель покинул Афины, прожил три года в Ассосе (Малая Азия), где он женился и у него родилась дочь, затем он провел 3 года в Метилене (остров Лесбос). В Метилене вместе с Теофрастом проводит естественнонаучные исследования. В 343 г. Аристотель был приглашен в Пеллу (Македония) для воспитания сына Филиппа — тринадцатилетнего Александра. Аристотель был при дворе до воцарения Александра. После этого он вернулся на родину, а в 335 г. опять приехал в Афины и открыл собственную школу в Ликее, где преподавал более 12 лет. Здесь он ведет большую работу по систематизации и развитию своих идей. В его школе обучались несколько сотен учеников. После смерти Александра Македонского (13 июня 323 г.) в Афинах произошло антимакедонское восстание. Аристотелю было предъявлено обвинение в кощунстве, и он был вынужден покинуть Афины. Через два месяца после этого Аристотель умер от болезни желудка в своем поместье в Халкиде (остров Эвбея). После смерти Аристотеля главой Ликея стал Теофраст. Ликей просуществовал до конца античного мира.

Аристотель в своих сочинениях тщательно и критически анализирует концепции, созданные его предшественниками. Кроме того, он является автором ряда оригинальных концепций в онтологии, гносеологии, логике и других областях знания, концепций, оказавших серьезное влияние на последующее развитие философской мысли.

Наследие Аристотеля, по свидетельствам его современников, составляло несколько сотен «книг». До нас дошла сравнительно небольшая их часть. Заметим что «книгой» в древности называли папирусный свиток, на котором излагало один более или менее законченный вопрос.

Характеризуя цель познания, Аристотель пишет: «Всякое познающее мышле ние либо направлено на деятельность (человека), либо на творчество (в собственном смысле), либо носит теоретический характер». Сначала люди изобрели искусства, которые удовлетворяли их насущные потребности. Затем они изобрели искусства, служащие для удовлетворения потребности в удовольствиях, а впоследствии, когда у них появилось свободное время, стали создавать науки.

Классификация наук. Науки Аристотель подразделяет на теоретические, практи ческие и творческие. В теоретических процесс познания происходит ради познания как такового, в практических даются руководящие идеи для поведения человека, творческая наука показывает возможность осуществления чего-либо прекрасного К теоретическим наукам относятся философия («первая философия», метафизика), физика («вторая философия», в том числе психология) и математика; к практическим — этика, экономика, политика; творческая наука — эстетика. В этот список не входит логика, поскольку она представляет собой пропедевтику ко всем наукам.

В чем состоит центральная проблема теоретических наук? «Речь идет о том существует ли помимо чувственных сущностей (еще) какая-нибудь — неподвижная и вечная, или же нет, и если она существует, в чем же она». Философия («первая философия», метафизика) изучает именно эту сверхчувственную сущность, бытие по ту сторону чувственной реальности; последнюю изучает физика («вторая философия»).

Бытие прежде всего выступает как нечто, что можно видеть, слышать, осязать обонять и вкушать. Это — совокупность «единичных предметов», «отдельных вещей», «чувственных сущностей». Все это изучает «вторая философия» (физика) Этот мир реален. Но существует не только чувственное бытие, которое воспринимается чувствами, но и сверхчувственное бытие. На чем основывается это утверждение?

«Если помимо единичных вещей ничего не существует, тогда, можно сказать нет ничего, что постигалось бы умом, а все подлежит восприятию через чувства и нет науки ни о чем, если только не называть наукой чувственное восприятие» Все чувственное преходяще, оно находится в движении. Но это движение предполагает нечто вечное и неподвижное, обусловливающее порядок в чувственном мире. «В самом деле, как будет существовать порядок, если нет чего-нибудь вечного, отдельно существующего и пребывающего?»

Как следует представлять сверхчувственное бытие? Аристотель критикует концепцию мира идей Платона. «Мы не можем принять, что есть некий "дом вообще" наряду с отдельными домами». Всеобщее не есть вещь, оно не существует без отдельного. Как нельзя представить красоту без красивой вещи, сладость без сладкой вещи, так нельзя представить и общее без отдельного. Сверхчувственное бытие, являющееся предметом «первой философии» — это всеобщее, существующее через отдельное. Всеобщее находит свое выражение в категориях.

Учение о категориях. Категории у Аристотеля — это и общие определения бытия, и понятия об объективно различных общих родах бытия. «Из слов, высказываемых без какой либо связи, каждое означает или сущность, или качество, или количество, или отношение, или место, или время, или положение, или обладание, или действие, или страдание». В эти десять категорий, «высших родов высказывания», могут быть, по мнению Аристотеля, включены все возможные явления бытия.

Центральная категория — сущность. Всякое единичное имеет свою сущность, которая постигается умом, а не чувствами и является предметом науки. Но что такое сущность? Категория сущности в представлении Аристотеля отвечает на вопрос: «Что есть вещь?» Раскрывая сущность, мы даем определение, постигаем понятие вещи. Остальные девять категорий отвечают на вопрос: «Каковы свойства вещи?» Все категории характеризуют сущность, она же сама по себе ни о чем не говорит, она есть нечто самостоятельное, существующее само по себе, безотносительно к другому.

Из сопоставления различных высказываний видно, что термин «сущность» употребляется Аристотелем в нескольких значениях. «О сущности говорится если не в большем числе значений, то в четырех основных во всяком случае: и суть бытия, и общее, и род принимают за сущность всякой вещи, и рядом с ними, в-четвертых, лежащий в основе вещи субстрат». Субстрат («подлежащее») — «то, о чем высказывается все остальное, тогда как сам он уже не сказывается о другом».

Затем Аристотель характеризует содержание других категорий. Содержание категории качества раскрывается с помощью понятий свойства и состояния вещей. О категории количества Аристотель пишет следующее: «Количеством называется то, что может быть разделено на составные части, каждая из которых, будет ли их две или несколько, является чем-то данным налицо. То или иное количество есть множество, если его можно счесть, это — величина, если его можно измерить». Особое внимание Аристотель уделяет категории места. Поскольку вещи существуют, они занимают место. Определяя место как «границу объемлющего тела», а пространство как совокупность мест, Аристотель связывает границы пространства с границами мира, приходя к идее о конечности мира в пространстве.

Материя, формы, движение, причины, бог в метафизике Аристотеля. Следующий аспект бытия — это бытие как субстанция. Субстанция, по мнению Аристотелю, это материя, форма и их композиция. Материя (hyle — буквальный перевод: лесоматериал, сырье для постройки) — «то, из чего вещь состоит», «из чего вещь возникает». Материя («первая материя») — некоторое бесформенное вещество, потенция (возможность) стать определенными вещами, предметами. Вещи возникают благодаря форме.

Существует столько же форм, сколько низших видов вещей. Формы вечны и неизменны. «Форму никто не создает и не производит». Материя пассивна, неспособна ничего производить сама из себя; она бесконечно делима, лишена определенности. Форма — активное начало. Деятельный характер формы придает материи определенность; будучи внесены в материю, формы создают вещи. Таким образом, каждая вещь слагается из пассивной материи и активной формы.

Материя сама по себе представляет лишь возможность вещей. Движение — это процесс превращения потенциального в актуальное в результате активности формы в момент ее соединения с материей.

Анализируя движение, Аристотель выделяет четыре его вида: увеличение и уменьшение, качественное изменение или превращение, возникновение и уничтожение, перемещение в пространстве. Основным видом движения является пространственное перемещение, оно — условие всех остальных видов движения. Таким образом, если изменяется качество предмета, то причиной этого может быть только соединение изменяющегося предмета с тем предметом, который производит в нем изменения, т. е. движение в пространстве.

Существование каждой вещи причинно обусловлено. Аристотель выделяет четыре вида причин: 1) материальная («из чего?»), 2) формальная («что это есть?»), 3) движущая («откуда начало движения?»), 4) целевая («ради чего?»). Каждая вещь состоит из материи, имеет форму, находится в движении и стремится к какой-то цели. Аристотель вводит понятие энтелехии, которое означает стремление вещи к своей цели и осуществление этого стремления.

В метафизике Аристотеля присутствует бог. Во-первых, бог выступает в аспекте формы. Аристотель говорит, что существуют различные формы и среди них — наивысшая форма, чистая форма, т. е. бог. Во-вторых, бог упоминается в связи со временем и движением.

Благодаря какому условию существует время и движение? «Все движущееся должно необходимо приводиться в движение чем-нибудь». Движение и время существуют благодаря первоначалу. Это первоначало должно быть вечным и неподвижным, так как только неподвижное может быть «абсолют-ной причиной» подвижного. Если предположить наличие подвижного первоначала, то тогда нужно будет признать причину этого подвижного начала, а у последней — свое начало и т. д.; результатом будет регресс в бесконечность, что недопустимо.

Выступая как первоначало движения, бог является фактором, благодаря деятельности которого из материи как потенции через наложение формы образуются вещи. Но бог у Аристотеля присутствует не только в аспекте формы и движения. Третий аспект — бог как вечный двигатель в функции causa finalis, целевой причины. Бог в некотором смысле «тянет», точнее, «притягивает» вещи, приводит их в движение к цели, к совершенству. Таким образом, в боге сходятся формальная, движущая и целевая причины. Отметим, между прочим, что, по мнению Аристотеля, перводвигатель движет предметы по круговой траектории.

Аристотель считает, что мир, космос, не имел какого-то начального момента, до которого существовал хаос. Если признать наличие этого начала, то придется признать, что сначала была только возможность (материя), а потом появилась действительность (мир, космос). По мнению Аристотеля, такое представление абсурдно. Бог вечен, он извечно обустраивал и притягивал мир как объект своей любви. Значит, мир существовал всегда.

Далее Аристотель говорит, что для движения в мире одного вечного двигателя было бы недостаточно. Между сферой неподвижных звезд и Землей Аристотель предполагает наличие иерархии сфер (их всего 55); каждая нижележащая приводится в движение вышележащими силами, аналогич-ными вечному двигателю.

Предметом «второй философии», физики, является природа («фюзис»). Обратимся к некоторым идеям «второй философии» Аристотеля.

Натурфилософия. Проблема бесконечности, парадоксальность времени, структура мира. Аристотель отрицает существование актуальной бесконечности. Бесконечность существует потен-циально; «бесконечное существует таким образом, что всегда берется иное, и взятое всегда будет конечным, но всегда и разным».

Аристотель не допускает существования пустоты. Для движения нет необходимости в пустоте; все в мире движется в кругообороте, уступая друг другу место. Аристотель утверждает, что существуют «естественные места» и движения «по природе». Так, все легкое и огонь стремятся вверх, а тяжелое — вниз, потому что там находятся их «естественные места». Есть и насильственные движения, «против природы», когда тела выводятся из своего «естественного места».

Относительно времени Аристотель замечает, что время — таинственная реальность, момент, «какие-то части которого уже стали, какие-то готовятся быть». То, что время тесно связано с движением, приводит к тому, что мы не замечаем самого времени. «Время — это исчисление движения на "сначала" и "потом"».

Аристотель размышляет о парадоксальности времени. «Что время или совсем не существует, или едва ли существует, будучи чем-то неясным, можно предполо жить на основании следующего. Одна часть его была и уже не существует, другая -в будущем, и ее еще нет; из этих частей слагается и бесконечное время, и каждый раз выделяемый промежуток времени. А то, что слагается из несуществующего, не может, как кажется, быть причастным к существованию». Реально существует «теперь» как граница прошлого и будущего.

Аристотель создает свою картину мира. По его представлениям, Земля находится в центре космоса. Весь мир, как и Земля, имеет форму шара. Перводвигатель находится вне шара. Вокруг Земли расположен ряд сфер: сфера Луны, Солнца, сферы пяти планет и сфера неподвижных звезд. Все, что находится под Луной, представляет собой результат комбинации четырех начал: теплого и холодного, сухого и влажного. Четыре возможные комбинации этих начал (качеств) приводят к возникновению четырех стихий: вода (холодное и влажное), земля (сухое и холодное), воздух (теплое и влажное), огонь (теплое и сухое). Эти стихии (элементы) могут переходить друг в друга, поскольку они — проявления одной и той же первоматерии. Холодное и теплое — активные качества, сухое и влажное — пассивные. В каждом элементе сочетаются активное и пассивное качества, поэтому каждый элемент может активно действовать и пассивно испытывать воздействие. Поэтому в подлунном мире постоянно происходят изменения; об этом свидетельствуют метеорологические и геологические явления.

Все, что находится под Луной, было когда-то создано и когда-нибудь погибнет. Надлунный же мир состоит из пятого элемента — эфира. Небесные надлунные тела вечны и неизменны. В этом мире имеют место совершенные, равномерные круговые движения. В подлунном мире есть и несовершенные (прямолинейные) движения.

Объекты подлунного мира — твердые тела, жидкости и газы — Аристотель рассматривал как три различные субстанции, наделенные различными фундаментальными качествами. Переход, например, жидкости в газ трактовался им как утрата одного качества и приобретение другого. Различие между объектами объяснялось отличием их основных качеств. И, например, для превращения ртути в золото необходимо лишить ее качества текучести, заменив его качеством твердости.

Натурфилософия Аристотеля оказала большое влияние на философию и науку Средневековья. Многие века сохранялось представление о неких фундаментальных качествах вещей. Даже на первых этапах развития современной химии считалось, например, что сера содержит субстанцию горючести, которая получила особое название — флогистон, соль — субстанцию растворимости, а металлы — ос­новную субстанцию ртути. Тепло вплоть до XIX в. считалось проявлением особой калорической субстанции; считалось, что при нагревании количество этой субстанции в теле увеличивается, при охлаждении — уменьшается. Аристотелианцы стремились классифицировать объекты по качествам или по содержащимся в них основным субстанциям.

Интересно, что Аристотель считал физику чисто умозрительной дисциплиной. Он анализировал сложившиеся представления о природе, движении, времени, пространстве, случайности и т. д., выявлял различные смыслы этих представлений, формулировал проблемы, п редлагал их решения. Но он никогда не обращался к экспериментам.

В биологических работах Аристотеля упомянуто и описано более 500 видов животных. Аристо-тель анатомировал и изучал зародышей многих животных, вскрывал куриные яйца на разных стадиях развития, проследил развитие сердца куриного зародыша, исследовал развитие акулы, каракатицы, обнаружил партеногенетическое (без оплодотворения) развитие пчел, изучал человеческие зародыши.

В вопросе о происхождении жизни он придерживался концепции самопроизвольного зарождения — насекомые, рыбы, моллюски, черви и т. п. могут, по его мнению, возникать из морского ила и гниющего вещества.

Аристотель говорит о «лестнице живых существ». «Всегда одни имеют больше жизни и движения по сравнению с другими, на очень малую величину. И то же самое в отношении жизненных действий, ибо у растений, кажется, нет иного дела, кроме как производить другие, равным образом и у некоторых животных, кроме порождения, нельзя найти другого дела, поэтому такого рода действия общи всем. Когда же привходит ощущение, жизнь их получает различие и в отношении совокупления вследствие наслаждения, и в отношении родов и вскармливания детей. Одни просто, как растения, в известные времена года производят свойственное им размножение, другие заботятся и о пище для детей; когда же вскармливание закончено, они отделяются и не имеют уже с ними никакого общения; некоторые же, более разумные и обладающие памятью, больше и более общественным образом занимаются потомками» («История животных»).


4954155005418088.html
4954245321926605.html
    PR.RU™